Как ВАДА оправдала Криса Фрума

Несмотря на то, что Team Sky объявила о том, что не будет раскрывать доказательства по делу Криса Фрума, представленные в ВАДА и Международный союз велосипедистов (UCI), сам велогонщик в интервью The Times раскрыл некоторые детали.

Изначально сообщалось о том, что анализ пробы мочи британца показал наличие 2000 нанограмм на миллилитр сальбутамола, хотя допустимый уровень этого вещества вдвое ниже. По словам Фрума, в технических документах ВАДА до 2014 года говорилось о том, что допускается изменение предельного уровня на 10%, но при этом, лимитом принятия решения о «неблагоприятном аналитическом обнаружении» считалось максимальное значение в 1200 нанограмм на миллилитр. Образец Фрума превышал этот предел на 66,7%.

Однако позже правила ВАДА изменились (хотя на момент первоначального исследования пробы новые технические правила организации ещё не были приняты — прим. ред.), и антидопинговая организация позволила существенно корректировать лимит запрещенных веществ в пробе. Специалисты допустили, что проба была взята в момент крайнего обезвоживания организма велогонщика. И именно это обстоятельство позволило увеличить предельный лимит наличия вещества в пробе. Подобная коррекция ранее применялась только к эндогенным веществам — гормону роста и стероидам, но не к веществам, подобным сальбутамолу — активному действующему веществу, которое принимают астматики.

The Times указывает, что с учётом корректировки на обезвоживание, проба Криса Фрума превысила лимит принятия решения на 19,05%. Именно это обстоятельство позволило команде и адвокатам велогонщика бороться за оправдание спортсмена: объяснять превышение лимита вещества на 19% было легче, чем на 66%. А поскольку провести достаточные фармакокинетические исследования, имитирующие погодные и прочие условия на «Вуэльте», невозможно, то ВАДА согласилась с тем, что «в редких случаях велогонщики могут превышать предельную концентрацию вещества даже без превышения максимальной дозы вдыхания активного вещества».

«Я хотел бы, чтобы всё закончилось ещё вчера. Все думают, что мы умышленно затягивали дело. Но это не так. Чтобы тренироваться и участвовать в гонках с тяжёлой головой невозможно. Я хотел, чтобы дело разрешилось как можно скорее. Некоторые утверждали, что мне предлагали сделку ради сокращения срока дисквалификации, но поверьте, этого никогда не обсуждалось и никогда не предлагалось. Я бы просто не принял этого. Мне нужно было полное оправдание. Ведь я ничего дурного не сделал. Я боролся за очищение собственного имени и чести команды», — заявил Крис Фрум.