Бывший велогонщик Тейлор Финни откровенно рассказал о допинге в велоспорте

Бывший велогонщик Тейлор Финни в подкасте Thereabouts рассказал об использовании обезболивающих в пелотоне: американец покинул спорт в 2019 году, но лишь теперь утверждает, что в его время употреблялось много различных таблеток, а многим — регулярно вводились инъекции кортизона.
Тейлор Финни
Тейлор Финни

Бывший велогонщик Тейлор Финни в подкасте Thereabouts рассказал об использовании обезболивающих в пелотоне: американец покинул спорт в 2019 году, но лишь теперь утверждает, что в его время употреблялось много различных таблеток, а многим — регулярно делались инъекции кортизона.

«Было время, когда я довольно откровенно говорил об этом. Когда я начал участвовать в велогонках, времена ЭПО и допинга крови остались позади, но в спорте всё еще использовалось много болеутоляющих средств. Я не знаю, ушли ли эти времена сейчас, но в мои ранние годы было довольно обычным делом принять несколько таблеток трамадола в конце гонки», — рассказывает Финни.

По его словам, использовались викодин вместе с большим количеством кофеина (и ещё одним препаратом, название которого мы не будем использовать в этой публикации — прим. ред.), что было «настоящей бомбой, которая отправляла людей на Луну». «Настолько мощное это было воздействие. Я никогда не был готов к этому. Мне предлагали, но я всегда отказывался. Даже если это было простое обезболивающее. Я никогда не хотел входить в эту игру», — добавил Тейлор.

После того, как он повредил ногу в 2014 году, ему предлагали сделать инъекцию кортизона: «Я летел… моя нога казалось работала только в полсилы. Тогда я понял, как это работает. Одно дело, особенно в классике, многие так делали. Не думаю, что это нормально. Поэтому я кое-что рассказал в одном из интервью, а также упомянул о частоте, с которой людям делали инъекции кортизона, когда люди участвовали в определённых велогонках. Это не все оценили. Ведь это omerta (кодекс молчания — прим. ред.), которая существует до сих пор», — пояснил бывший профессиональный велосипедист.

«В первый год мне определенно было трудно, потому что я чувствовал, что не могу выразить себя. Я не получал похвалы, которую, как мне казалось, заслуживал за свою честность в отношении вещей, которые, по моему мнению, были неправильными в пелотоне, в командах и руководстве команд. Внутри пелотона все придерживаются одной позиции: «Это наш секрет, это наш мир», — заключил Тейлор Финни.

Оставить комментарий

Вам может понравиться
Total
0
Share